Меню

Фанфик подарок для драко фикбук

Подарок для Драко

Название: Подарок для Драко
Рейтинг: R или NC-17 (но не увлекутся)
Пейринг: в начале ГГ/РУ, ГГ/ДМ, в эпилоге можно ГП/ДУ, ну и Рона тоже с кем-нибудь.
Главные герои: Гермиона Грейнджер, Драко Малфой
Второстепенные герои: Люциус Малфой, Нарцисса Малфой, Беллатрикс Лестранж, Гарри Поттер, Рон Уизли, Воландеморт (но его не нужно много) и т.д.
Начало:
Фанфик начнется с того места, когда Гарри произносит имя Волан-де-Морта, на которой наложено заклятие: любой кто произнесет имя Лорда, раскрывает свое местоположение. Появляются Пожиратели Смерти, нападают на Гарри и его друзей. Чудом Поттеру и Уизли удается убежать, а Гермионе нет. Рон пытается помочь своей девушке, но Гарри не дает ему выйти из укрытия. Пожиратели еще, какое-то время рыщут по лесу,потом понимая, что все это бесполезно забирают свою добычу и приводят ее в Малфой Мэнор.
В это время Рон выговаривает Гарри, зачем он это сделал. Почему не дал ему спасти Гермиону. Тот объясняет Уизли, что Пожирателей было слишком много, они бы не справились. Напоминает другу, что они обещали друг другу, если на кого-то из них нападут, они не будут спасать его. У них есть дело, которое может спасти весь магический мир. Рон конечно не понимает, говорит, что Гермиона важнее, что у Гарри совсем нет сердце, как он может быть таким… Гарри здорово злиться, высказывает все, что он об этом думает. Говорит, что для него Гермиона тоже много значит, но спасая подругу, они могли погибнуть и тогда Волан-де-морт уже точно победит. Вобщем это вкратце разговор Рона с Гарри.
В это время Гермиона привезли в Малфой Мэнор. Пожиратели унижают девушку, относятся как к грязи (вобщем-то она для них грязнокровка, с которой можно поступать, как хотят). Но только не нужно приходить границу, не нужно делать из фанфика ДаркФик. Девушка выдерживает все унижения стойка.Она не собирается плакать, показывая свою слабость.

Основной Сюжет: Гермиону приводят в зал, где на троне восседает Волан-де-морт, а рядом с ним его близкий круг. Волан-де-Морт говорит речь, где говорит о маглах и грязнокровках. Гермиона показывает всем своим видом, что она не боится его и его слуг. Темный Лорд за то, что она смеет ему перечить, использует Круциатус. Конечно девушка, не привыкшая, к такому роду заклятий, сильно кричит от боли.(тут сами решайте кричит, не кричит) Она мечтает только об одном, чтобы потерять сознание. Но змееуст, не позволяет ей этого ЕМУ нужно будет узнать план Поттера. Гермиона конечно не говорит, тогда тот проникает в сознаие девушке, но у нее оказывается природный блок, который не получилось разбить.
Далее Два Варианта события
1. Тогда Волан-де-Морт решает убить девушку, но на ее защиту становится Драко Малфой, сам не зная, зачем он это делает. Драко рассказывает Темного Лорду, что для нее смерть будет слишком легким исходом. Она все шесть лет была для него «занозой в заднице». Все равно Темному Лорду девушка не нужна, пусть лучше она будет у него. А уж он превратит ее жизнь в ад. Все в таком духе. Конечно, он не собирался этого делать. Просто он чувствовал, что должен ее спасти.
2. Волан-де-Морт взывает Драко Малфоя и предлагает ему Гермиону в подарок. Т.е он может поступать с ней как хочет. Драко не восторги от этого, но понимая, что если он ее не заберет к себе, она погибнет. Темный Лорд приказывает Драко унести Гермиону.
Драко никому не позволяет подойти к Гермионе, кроме мамы. Он ухаживает за ней, пока она была больна. Почти неделю она билась в лихорадке. Он ночами не спал, боясь, что она умрет. Крестный таком от Лорда (Волан-де-Морт запретил) через Люциуса (или Нарциссу) передавал ему зелья.(Проблему с Люциусом придумайте сами, не может же он просто принять грязнокровку) Конечно, когда Гермиона очнулась, не очень обрадовалась Драко. Она упрашивала его, ее отпустить, но она утверждал, что она его подарок. Девушка, ненавидела его, презирала его семью. Очень часто Гермиона, кричала на него, объявляла голодовку. Драко все это выносил, он заметил, как она изменилась, что если немного уложить ее волосы, она стало бы просто настоящий красавицей. Его очень к ней тянула. Он не мог ее отпустить, там за пределами Мэнора шла ожесточенная война, а тут ее точно не убьют. Может, обидят, унижут , но зато она останется жива.
Драко защищает девушку от всех Пожирателей. Пусть будет какой-нибудь случай, когда разозленная Гермиона, уйдет из безопасного крыла Мэнора попадет в крыло, где обитают Пожиратели. На нее нападут два Пожирателя, но Драко вовремя ее спасет. После этого он будет стараться ни на секунду не отпускать девушку.
Гермиона познакомится с друзьями Драко (Пэнси и Блейз), которые окажутся вполне адекватными людьми. Кстати можно из них сделать пару.
Потихоньку девушка начнет влюбляться в бывшего врага. Но ее будет мучить угрызения совести, ведь она встречалась с Роном. Так как у нее были очень хороши отношения с мамой Драко, она длится своими переживаниями с ней. Нарцисса направляет девушку на путь Истинный.
И вот наконец-то у Драко с Гермионой все хорошо, но неожиданно в Малфой Мэнор приводят Поттера с Уизли. Драко запрещает Гермионе с ним встречаться, конечно, происходит скандал(Просто Драко ревнует девушку к Рону). Девушка ночью пробирается в темницу. Гарри очень рад встречи, Рон язвит. Девушка рассказывает обо всем друзьям, утаив о своей любви к Драко. Рон в порыве ревности кричит на подругу и обвиняет ее во всех грехах.
Гермиона злится тоже и в конце концов проговриваеися что она любит Драко. Но это не означает, что она стала на темную сторону. Девушка пытается вразумить друзей. Гарри ей верит, а Рон в никакую. Гермиона признается, что их она тоже любит, и как раз в это время появляется Драко… Он, равнодушно смотря на Гермиону, отпускает ее вместе с друзьями. Девушка пытается его обнять, а тот ни как не отвечает… Гарри, Рон и Гермиона уходят из Малфой Мэнора. Девушка разбита, она не понимает что случилось. Рон долго не разговаривает, но потом, понимая, что его подруге сейчас очень плохо прощает ее.
Друзья продолжают искать крестражи. Гарри посоветовал Гермионе пока попытаться забыть о Драко, все равно сейчас она ничего сделать не может, и заняться двумя последними крестражами. Дальше Гарри узнает о диадемы, и они возвращаются в Хогвартс. И Гермиона узнает, что она беременна.
А вот дальше, можно на свой вкус, как Гермиона помирилась с Драко (только пусть это будет что-нибудь неожиданное). Можно померить их после победы, или например, через несколько лет (Например, Драко уехал учиться куда-нибудь, о ребенке он, конечно, не знал, потом нечаянно встретит ее с ребенком где-нибудь.) Главное чтобы в конце был хеппи энд. Гарри, конечно же победил Волан-де-Морта. Пожирателей всех посадили, с семьи Малфой сняли большой штраф.

Знаю, я почти рассказала всю историю. Просто я не очень умею писать про чувства и развивать отношения. Но мне бы очень хотелось, чтобы эта история воплотилась в хороший фанфик. Можно кое-что подкорректировать, на свое усмотрение, только не превращаете историю в ДаркФик. Не люблю когда много жестокости. Лучше пусть это будет романтическая история. Можно с постельной сценой, только не нужно рассказывать все в красках. Размеры фанфика миди или макси.Надеюсь, кто-нибудь сможет написать такой фанфик. Заранее благодарю.

Создана: 9 июля 2013, 09:58

Нужно войти на сайт, чтобы добавить фанфик по заявке или подписаться на фанфики, написанные другими.

Источник статьи: http://ficbook.net/requests/63013

a gift for draco

14 февраля — подарок для драко

Твой подарок на день святого Валентина!

Драко выронил перо и уставился на Гарри, отчаянно пытаясь выбить из него более удовлетворительное объяснение. Гарри сжалился над ним и принялся писать длинное сообщение.

Я хотел подарить тебе что-нибудь, чтобы показать, что я доверяю тебе и готов перейти на следующий уровень. Поэтому я сделал для тебя несколько фотографий! Остальные гораздо более откровенны, чем первая. Я хотел бы поделиться ими с тобой, но пойму, если ты к этому не готов. Я могу подождать и отдать их тебе в другой раз, если захочешь. Или продолжить сегодня. Хочешь посмотреть на остальные?

Драко напряжённо и осторожно читал записку, но, как только он взял в руку перо, на пергаменте довольно уверенно появился ответ, и он вернул бумагу Гарри. ОЧЕВИДНО, ДА. Огромными буквами. И подчёркнуто три раза. Гарри усмехнулся про себя, затем — открыто, для Драко, и молча кивнул. В течение следующих пятнадцати минут Драко продолжал подталкивать его локтем, бросая на него взгляды и передавая ему записки. Ну же, Поттер! Где остальная часть моего подарка? И так продолжалось до тех пор, пока Гарри наконец-то не шикнул на него: — Потерпи! Драко тихо заворчал, раздражённо фыркнул и замолк. Вскоре он сунул Гарри ещё одну записку. Тиран. Гарри писал ответ с ухмылкой на губах.

Уже не терпится, а?

Драко кивнул, глядя на него с неподдельным желанием. Он больше не жаловался до самого конца урока. Когда они вышли в коридор, направляясь на следующее занятие, Рон и Гермиона не смогли удержаться в стороне. — Ну, Малфой. Классные у Хагрида грядки, а? — едва подавляя смех, поинтересовался Рон. Драко пристально посмотрел на него, а затем на Гарри. — Они знают? — шокированный взгляд придал его лицу почти комично удивлённое выражение. — Гарри, кто именно сделал эти колдографии? — Тише… Не беспокойся об этом. Просто кое-кто, у кого есть камера, — Гарри поморщился, шикнул на него и похлопал его по руке. — Между прочим, мы с Панси теперь лучшие друзья. Рон и Гермиона только захихикали, но Панси восприняла это как намёк. Она втиснулась между Гарри и Драко, распихав их в стороны своими острыми локтями, и обняла их за плечи. Она звонко чмокнула Драко в щёку, а затем подарила точно такой же поцелуй и Гарри. Должно быть, у него на лице остался отпечаток губной помады. Ярко-красной. Озадаченный и почти сбитый с толку, Драко моргнул и перевёл взгляд с Гарри на Панси. Затем его лицо смягчилось и приняло ужасно слащавое выражение, и он отвернулся в другую сторону. — С днём святого Валентина, мальчики! — проворковала она, напоследок посильнее стиснула их плечи и поспешила в класс. Драко ничего не сказал, но прислонился к боку Гарри. Это ясно выражало всё, что он мог бы произнести вслух. После нескольких месяцев колебаний Гарри всё же решился наладить контакт с лучшей подругой Драко и разрешить их давние разногласия. Гарри тепло и нежно улыбнулся и прижался к Драко посильнее, пока они шли по коридору, крепко взявшись за руки. Он хотел подарить Драко что-нибудь, чтобы показать ему свою преданность. Дружба с Панси, возможно, оказалась даже лучшим подарком, чем фотографии. Но Драко уже ни на что бы их не променял. Весь остаток дня план Гарри проходил гладко. На каждом уроке Драко открывал учебник или разворачивал пергамент и находил там новые снимки, каждый из которых становился всё более и более откровенным, чем предыдущий. И, несмотря на увеличивающийся градус каждой следующей фотографии, теперь он держался значительно лучше, чем когда увидел первую — самую невинную. На Защите от Тёмных Искусств Драко напрягся, когда увидел вторую и третью колдографии: на одной Гарри раздевался, а на другой гладил себя через боксеры. Остекленевшими глазами Драко смотрел на оба снимка, пока изображения не прокрутились по меньшей мере полдюжины раз, а потом повернулся к Гарри. — Срань господня, — прошептал он. Гарри усмехнулся и опустил голову. Он снова взял кусочек пергамента и написал:

Да. Это было очевидно. Гарри не нуждался в том, чтобы Драко это говорил, но всё равно хотел это услышать. Драко написал ещё одну записку: А будут ещё колдо? Они станут более откровенными, чем эти? Гарри кивнул, исподтишка наблюдая за его реакцией. Это стоило того, что учитель, возможно, всё заметит и задержит его после занятия. Драко сглотнул и отвёл взгляд, а на его губах играла едва заметная, ошеломлённая улыбка. Он больше ничего не сказал, но до самого конца урока дышал как-то слишком глубоко и ёрзал на своём месте. Четвёртая колдография появилась во время обеда. Пока Джинни и Рон спорили о последнем матче «Пушек», школьная сова низко пролетела над столом и уронила прямо на тарелку Драко красный конверт. Стряхивая с него крошки, он вопросительно взглянул на Гарри. И тот кивнул. К счастью, Драко достаточно хорошо контролировал свои реакции, чтобы не привлекать к себе лишнего внимания. Он с большим трудом сдержался и внешне никак не выказал свои впечатления от четвёртой фотографии. Если бы у Гарри спросили его мнение по этому поводу, то он ответил бы, что этим снимком гордился больше всего. Панси сфотографировала его сверху, когда он лежал на кровати, а освещение придавало ему одновременно мягкий, голодный и романтичный вид. Его ноги запутались в простыне, которая деликатно прикрывала член, и, когда изображение проигрывалось, было видно, как его рука скользнула вниз под ткань. На секунду Драко перестал дышать. Напряжённо выпрямившись, он смотрел на колдографию в течение пяти циклов и затем быстро сунул её в сумку. Его выдавал только лёгкий румянец на щеках. — Что там, Малфой? — спросила Гермиона, хотя прекрасно знала ответ. — Что-нибудь приятное? — Да. Очень приятное, — Драко ответил чопорно и вежливо, но в его голосе послышалась лёгкая дрожь. — Всего лишь валентинка. От Гарри. К счастью, Рон ничего не заметил. Следующим уроком была Травология, на которой не нужно было пользоваться учебником. Сначала Гарри никак не мог придумать, куда спрятать очередную фотографию, но Панси помогла ему разобраться. Драко нашёл пятый снимок, спрятанный в его рабочих перчатках. Гарри занялся подготовкой их рабочего места, стараясь держать себя в руках. Это было просто нечто. Драко, видимо, подумал точно так же, потому что не смог сдержать сдавленного, полузадушенного вздоха. Он кашлянул, спрятал колдографию и улыбнулся Гарри. — Ты проклятый извращенец. — А ты всё внимательно разглядел? — тихо пробормотал Гарри. Драко закусил губу, огляделся вокруг и только после этого снова вынул изображение, чтобы получше его рассмотреть. Это был один из тех снимков, которые Панси сделала, когда Гарри лежал на животе — как раз в то время, когда он потерял рассудок из-за слишком сильной эрекции. Он откинул голову назад — его зрачки расширились от похоти, а язык мазнул по раскрытым губам — и покачивал бёдрами, прижимаясь к матрасу. Его задница была прямо посередине, на переднем плане, и угол был как раз таким, чтобы можно было мельком увидеть яйца, когда он приподнимал таз. На фотографии он выглядел совершенно распущенным, а Драко в реальности — совершенно потерянным, когда смотрел на него. — Иисус, Мерлин, Моргана и Гадес, — пробормотал он себе под нос. Смешение имён из религии и мифологии являлось хорошим признаком того, что Драко достиг точки кипения. В добавок к этому он осторожно поправил мантию спереди. — Ты пытаешься убить меня, Поттер? — Конечно, нет, — невинно моргнув, он передал Драко пустой терракотовый горшок и поставил между ними мешок с землёй. — А что? Тебе не нравится подарок? Драко проигнорировал этот вопрос. — Как много ещё осталось? — Всего одна. — Даже лучше, чем эта? — его голос звучал так, словно у него кружилась голова, как будто он с трудом верил в свою удачу. Гарри только рассмеялся и продолжил выполнять задание. Входя в кабинет на последний урок в этот день — Зельеварение, — Драко дрожал от переполнявших его нервозности и волнения. Весь путь до подземелий Гарри чувствовал, как его сотрясает от напряжения. Он и сам немного переживал. Когда профессор Слагхорн раздал им инструкции и попросил приступить к приготовлению зелья, Драко повернулся к Гарри и выжидающе посмотрел на него. Гарри был к этому готов. Он протянул Драко последнюю фотографию, постаравшись выразить столько эмоций, сколько мог, через нежную и одновременно страстную улыбку, а затем отошёл к шкафам с ингредиентами. Когда он вернулся, Драко даже не шевельнулся. Он уставился на фотографию, приоткрыв рот и широко распахнув глаза — казалось, он и вовсе не моргал. Его дыхание больше походило на дрожащие, отрывистые всполохи. Он подпрыгнул от неожиданности, когда Гарри дотронулся до него, но затем прильнул к тёплой ладони, расположившейся между его лопаток. — Порядок? Шестая фотография была одной из последних, сделанных Панси. Гарри лежал на спине, полностью обнажённый, и медленно проводил ладонью по члену, глядя в камеру. На Драко. Глубоко вздохнув, Драко кивнул и посмотрел на Гарри с болезненным выражением на лице. Он выдержал пристальный взгляд Гарри, напряжённый и пылающий, и протянул руку вниз и отчаянно, почти незаметно прижал ладонь к своей промежности. У Гарри перехватило дыхание, пока он наблюдал за этим. Другой рукой Драко сунул последнюю фотографию в карман своей мантии. А потом он ушёл. Просто… ушёл. И Гарри остался стоять за их партой, тупо моргая, глядя на котёл. Но, дойдя до выхода из кабинета, Драко остановился и спросил: — Профессор? Можно выйти в туалет? Слагхорн махнул ему рукой, и Драко скрылся за дверью. Гарри изо всех сил старался скрыть своё ликование. О Боже. Он это сделал. Он сломал Драко Малфоя! Весь обратившись во внимание, Гарри нарезал селезёнку летучей мыши и раздавил шиповник, всё это время ухмыляясь про себя, потому что его парень сбежал в туалет, чтобы подрочить на его пошлую фотографию. Какой чудесный день! Когда Драко вернулся через несколько минут, он выглядел немного помятым, но уже гораздо более спокойным. — Уже лучше? — прошептал Гарри. — Немного, — Драко подтолкнул его локтем и, следуя рецепту зелья, смешал вместе ингредиенты. В порыве храбрости и нахальства, с которыми не мог собраться до того момента, как увидел эрекцию Драко, он предложил: — Может быть, ты почувствуешь себя немного более удовлетворённым после нашего свидания. Черпак выскользнул из руки Драко и с лязгом ударился о край котла. О, это было здорово. Гарри это нравилось. Драко был чертовски хорош собой, если его завести. Ну вот откуда ему было знать, что невозмутимый и самоуверенный Драко Малфой так легко поддаётся возбуждению? Он был напуган, надеялся, что Драко сам начнёт что-то делать, но теперь — получал огромное удовольствие от того, что Драко волновался и думал о нём. И от того, что был честным и откровенным в своих желаниях. Он радовался, что решился на это и что видел реакцию Драко. Драко выпрямился, посмотрел на Гарри, и на его лице отразились сотни мыслей сразу. — Стоит ли мне воспринимать это как… — он остановился, чтобы прочистить горло. — Я знаю, ты говорил, что не хочешь торопиться. Это такой оригинальный способ показать мне…? Гарри кивнул. Вот оно: то, из-за чего он довёл себя до такого неуклюжего, окаменелого состояния; то, что он не мог сказать неделями; причина всего этого фарса. Когда этот момент наконец-то настал, всё оказалось гораздо проще, чем он себе представлял. Гарри чувствовал себя абсолютно решительным, спокойным и уверенным, когда сказал: — Да. Спасибо, что уважаешь мои границы. Это мой способ сказать тебе, что они изменились и я хотел бы заняться с тобой сексом. Глаза Драко слегка расширились, и он кивнул. Выражение его лица колебалось где-то между шоком и спокойствием. — Как насчёт сегодняшнего вечера? Тебя устроит? — Да. Звучит здорово, — Гарри невольно фыркнул от тихого смеха. — Я добавлю это в своё расписание. — Придурок, — улыбка Драко была одновременно милой и обнадёживающей, неуверенной и взволнованной. — Но сначала я хочу поговорить, — с некоторым усилием Гарри взял в руки ступку и продолжил измельчать ингредиенты. Сейчас он обнажал себя, возможно, даже больше, чем на фотографиях. — Об этом и о нас тоже. Чтобы убедиться, что мы на одной волне. Мне кажется, у нас были кое-какие проблемы с общением, и я хочу убедиться, что ты знаешь, как сильно я о тебе забочусь. — С удовольствием, — их руки соприкоснулись, когда Драко потянулся за пузырьком змеиного яда. — За ужином? — Звучит отлично. Они работали в лёгкой, но слегка напряжённой тишине, в которой потрескивало воодушевление от этого дня и предстоящей ночи, которые обещали быть очень насыщенными. — Кстати, я зарезервировал столик, — сказал Драко, пока шесть раз помешивал молочно-голубое зелье по часовой стрелке. — На ужин. В приличном ресторане. — Да? Он выглядел вполне довольным собой. — Надень что-нибудь симпатичное.

Читайте также:  Это моя подарок никому не дам

Пока Гарри потягивал красное вино — он не ожидал, что ему когда-нибудь понравится что-то в этом роде, но на деле это оказалось довольно неплохо, — Драко всё никак не мог перестать смотреть на него через стол. Он нервно вырисовывал пальцем маленькие восьмёрки на белой льняной скатерти. — Нормально? Драко задавал этот вопрос уже в третий раз. — Да. Прекрасно, — Гарри схватил его за руку и переплёл свои пальцы с его. Их сцепленные ладони теперь лежали рядом со стоящей в центре стола маленькой хрустальной вазой с красными бутонами роз. Свечи тепло и мягко озаряли помещение, а откуда-то словно бы издалека звучала успокаивающая мелодия на скрипке. — Здесь действительно мило. Я никогда раньше не был в подобных местах. Драко сдержанно кивнул, по-видимому, удовлетворённый ответом. Они сидели в маленьком уютном ресторанчике, который открылся в Хогсмиде совсем недавно, и их обоих переполняли обещания, предвкушение и пьянящее желание сделать всё правильно. Драко оглядел Гарри с головы до того, что позволял увидеть стол. — Мне нравится твоя рубашка. Она хорошо на тебе смотрится. — Спасибо, — Гермиона приостановила подготовку к своему собственному праздничному свиданию, чтобы трансфигурировать ему что-нибудь из одежды, после того как он счёл весь свой древний гардероб совершенно не подходящим. В зелёной рубашке, застёгнутой на все пуговицы, и чёрном спортивном пиджаке, он выглядел вполне сносно и, возможно, даже симпатично. А Драко, в своих синей рубашке и сером жилете, выглядел великолепно, о чём Гарри непременно ему сообщил. Спустя несколько секунд тишины, в течение которых они, держась за руки, напряжённо смотрели друг другу в глаза, Драко тихо спросил: — Ты хотел поговорить? — Да. Точно, — теперь, когда они до этого дошли, решительность и уверенность Гарри никуда не исчезли, но язык начал заплетаться. — Что ж, начнём с фотографий. Тебе понравился подарок? — Очень понравился, — Драко глотнул вина. — Да. Хотя мне хотелось бы узнать, почему тебе казалось, что они были необходимы. Глоток из собственного бокала взбодрил его, и Гарри пустился в объяснения: как он чувствовал себя потерянным и неуверенным, как желал, чтобы Драко сделал первый шаг в сексе и боялся сделать это сам. — Я думал, что это как-то эгоистично. Думал, что посылаю тебе сигналы, что я готов к большему. Поэтому, когда ничего не произошло, я испугался, что ты не хочешь меня в этом смысле. Было бы эгоистично требовать от тебя большего, — сказал он. Пока он говорил, Драко слушал и кивал, давая ему возможность высказаться. — Я знаю, что это неправильно. Но хотеть чего-то для себя кажется мне немного эгоистичным. — Из-за войны? — спросил Драко. — Да. И ещё из-за моего детства, — Драко вообще мало что знал о том времени, что он провёл у Дурслей. Это не было тем, на чём Гарри нравилось заострять внимание, хотя он всё больше и больше понимал, как сильно те годы повлияли на него. Они точно поговорят об этом, решил Гарри. Только не сегодня. Но когда-нибудь — может быть, совсем скоро — он расскажет Драко о чулане, о своих пауках и обо всём остальном. Больше всего на свете он хотел узнать Драко и дать ему узнать себя. — Мне никогда не позволяли чего-то хотеть. Иногда я не знаю, как это делать, и я боялся, что тебя это оттолкнёт. Но ещё сильнее я боялся, что если вслух признаю, как сильно я хочу тебя и быть с тобой… то случится что-то плохое. Драко крепче сжал его руку. — Гарри, что плохого, по-твоему, может случиться? — Ничего! — это было трудно объяснить. Он помолчал какое-то время, подбирая подходящие слова. — Может быть, людям не понравится, что мы вместе, или нас будет преследовать пресса. Что-то вроде этого, наверное. Но у меня было такое неприятное, плохое предчувствие. У меня так часто отбирали и использовали против меня что-то, чего я хотел. Я боялся дать название тому, что происходило между нами, и позволить этому развиваться, потому что у меня было ужасное чувство, что если я этого так сильно хочу, то всё просто исчезнет. Есть ли в этом смысл? Драко задумчиво кивнул. — Да, есть. Но ты же знаешь, что война окончена. Ты в безопасности. Ничего не произойдёт, нас не разлучат. И… Хорошо. Если кто-нибудь когда-нибудь попытается… — Драко склонился над столом и ухмыльнулся Гарри, лукаво сверкнув глазами. — Я гораздо большая сука, чем всё остальное, чего ты хотел раньше, и любой, кто попытается нас разлучить, быстро об этом узнает. Это было правдой, и от такого напоминания стало легче. Они справятся со всем вместе. Они засмеялись, своими улыбками обещая друг другу, что всё будет хорошо, а затем разъединили сцепленные руки, когда официант принёс им еду. Ужин несколько смягчил напряжённость разговора. Драко заявил, что гребешки просто божественны, и настоял, чтобы Гарри попробовал кусочек, а Гарри счёл уместным предложить Драко немного своей пасты. Чувствуя удовлетворение и спокойствие, Гарри возобновил беседу. — Итак, фотографии! — при упоминании их на щеках Драко вспыхнул румянец, но он кивнул Гарри, чтобы тот продолжал. — Они появились потому, что я нервничал, когда хотел поговорить с тобой обо всём этом, и чувствовал, что не был для тебя хорошим парнем. Я сдерживался по всем этим причинам. И хотел сделать тебе подарок, который бы ясно показал, что я серьёзно отношусь к тебе и хочу, чтобы мы поговорили о сексе, о будущем и обо всём остальном, — Гарри немного помолчал и кивнул. — Да. Вот так вот. Что ты об этом думаешь? — Я… — Драко сделал паузу и тактично посмотрел на свою наполовину пустую тарелку. — Я одержим тобой, — прямо заявил он. — О, — Гарри захлестнула волна счастья. Хотя теперь он рационально понимал, что все его переживания по поводу того, что Драко не хочет его, оказались напрасными, он был рад услышать эти слова. — Здорово! — Да. Что ж, — Драко промокнул уголок рта салфеткой. — Ты не единственный, кто сдерживался. Я делал то же самое. — Да, я это чувствовал. Пока Драко пытался собраться с мыслями, Гарри съел ещё несколько кусочков своего ужина, который действительно был восхитительным. Он не считал себя тем парнем, который вписывается в атмосферу дорогих приличных ресторанов, но мог привыкнуть ходить в такие места вместе с Драко. — То, что я чувствую к тебе, Гарри… Я боялся, что ты испугаешься интенсивности моих чувств. Я иногда бываю очень напористым. Гарри сжал его руку и улыбнулся. — Знаю. И я тоже могу быть очень напористым. — Верно, — согласился Драко. — В тот первый вечер, когда ты попросил не торопиться, я так испугался, что всё испорчу. Я не хотел на тебя давить. Не хотел, чтобы меня было слишком много. Во время войны у меня отняли большую часть свободы воли. Мне не позволяли принимать собственные решения, многие люди просто игнорировали или даже радостно растаптывали мои границы, — поняв, как двусмысленно прозвучали эти слова, он быстро добавил: — Не в сексуальном плане. И после всего, что я пережил, я очень хорошо осознавал те границы, которые ты установил, и динамику между нами. Я не хотел давить на тебя каким-либо образом. — И я это действительно ценю! — воскликнул Гарри. — Я знал, что вёл себя глупо, не разговаривая с тобой и ожидая, что ты просто прочтёшь мои мысли. Я ценю, что ты был так терпелив. — По-моему, это элементарная порядочность, — фыркнув, Драко закатил глаза. — Но я думаю, что мой страх надавить на тебя или подавить тебя слишком сильно на меня повлиял и я тоже вёл себя глупо. Я боялся даже заговорить с тобой об этом. Мне казалось, что ты не готов полностью доверять мне, и я отчаянно хотел заслужить это доверие. Так Панси ему и сказала, об этом Гарри уже подозревал. Но ему всё равно было больно это слышать. — Я всегда тебе доверял. Дело было вовсе не в тебе. — Теперь я понимаю. Особенно после твоего подарка. Ты так сильно отстаиваешь свою приватность и никогда бы не сделал таких фотографий, если бы не доверял мне. Гарри кивнул и дал Драко возможность доесть оставшуюся на его тарелке еду. — Так что будет сейчас? — Сейчас? — Драко закончил жевать и отложил салфетку на стол. — Сейчас мы потрахаемся, Поттер. — Я имел в виду отношения, похотливый ты ублюдок! — Гарри рассмеялся, но от спокойной уверенности в том, что именно скоро произойдёт, в штанах вдруг стало слишком тесно. — О, это я похотливый ублюдок? Забавно. По-моему, это ты в свободное время занимаешься порнографическими фотосессиями, — Драко усмехнулся, но потом сказал: — В отношениях? Мы сошлись в том, что будем больше разговаривать. Говорить друг с другом о наших проблемах и желаниях. Доверять друг другу. Ходить на свидания. Гарри кивнул в ответ. — И, может быть, начнём думать о том, где мы будем жить после Хогвартса? Драко выгнул бровь. — Ты хочешь жить вместе? — Я хочу начать думать об этом и обсуждать эту возможность. — Хорошо. Меня это вполне устраивает, Гарри. Как я уже говорил, я одержим тобой. Но сейчас, — он наклонился ближе к Гарри и прошептал: — я предлагаю пойти посмотреть, можем ли мы снять где-нибудь номер на ночь. Гарри с трудом удержался от того, чтобы наброситься на официанта с требованиями немедленно принести счёт. Уже через пятнадцать минут они отпирали дверь в свой номер. На мгновение Гарри задумался не стоит ли им беспокоиться о комендантском часе. Но нет, если понадобится, друзья их прикроют. Сегодня вечером Гарри и Драко не нужно беспокоиться ни о чём, кроме друг друга. Грубая деревянная дверь громко скрипнула, Драко толкнул его внутрь комнаты и зажёг свет. Мебель внутри была скудной, старой и грязной; на дощатом полу слоем лежала пыль; кровать казалась вполне исправной, но выглядела так, словно повидала лучшие десятилетия; а над головой располагались уже прогнувшиеся и покоробившиеся потолочные балки. Драко оглядел скромное убранство и заявил: — Идеально. Гарри запер дверь и наложил чары уединения. И тогда они остались по-настоящему наедине. Все чувства и все обещания, которые развивались между ними месяцами, годами, вдруг расправили крылья и стали парить вокруг них, наполняя комнату головокружительным, пьянящим предвкушением. Они смотрели друг на друга, пытаясь не забывать, как дышать. — Прежде чем мы начнём, — сказал Гарри почти шёпотом, — я хочу, чтобы мы дали обещание, что будем говорить. Всё время. Хорошо? — Да, — поспешно согласился Драко. — Да, по-другому и быть не может. — Отлично, — Гарри выпустил дрожащий нервный смешок. — Что теперь? Безумно, радостно, словно это было самой лучшей вещью в мире, Драко воскликнул: — Понятия не имею! — Я тоже! — с ухмылкой ответил Гарри. Притяжение столкнуло их вместе, и они поцеловались — нежно и неторопливо. — Чего ты хочешь? — спросил Драко, прижавшись губами к его губам. — Всего, — пробормотал Гарри, принявшись покрывать поцелуями подбородок Драко. — Хочу, чтобы ты меня трахнул. — Это я могу, — от уверенного, практичного тона голоса Драко Гарри снова рассмеялся. — Определённо могу. — Да? Ты точно уверен? — Абсолютно, — Драко кивнул аккуратно и отточено — скорее как деловой партнёр, а не романтический. — Что в этом сложного? — Гарри ничего не мог с собой поделать: он хрипло рассмеялся, и вскоре Драко подхватил его смех. — Заткнись, Поттер! Я сейчас тебя раздену! — Отлично! Тогда я раздену тебя в ответ! — Нет, если я сделаю это первым! — Попробуй, Малфой! Они толкали друг друга, хватались пальцами за одежду и рвали на ней пуговицы, соревнуясь, кто разденет другого быстрее. Они превратились в смеющуюся запутанную мешанину конечностей, и это больше походило на жестокую борьбу, чем на соблазнительный стриптиз. Они боролись из-за всех сил. Драко боролся грязно. — Чёрт! Поттер! Ты грёбаный кретин, не рви мою рубашку! — Ай! Перестань дёргать меня за волосы, негодник! — Ха! У меня твой ремень! Я выигрываю! — Только потому, что ты, блять, пнул меня, костлявый мелкий… — жёсткий, кусачий поцелуй заставил Гарри замолчать, и он простонал в рот Драко, пока они пытались стянуть друг с друга штаны. Сорвав последние клочки одежды и отбросив их на пол, они повалились на кровать — обнажённые, беспрестанно целующиеся и до боли возбуждённые. Они атаковали друг друга поцелуями, и каждый дюйм тела Гарри горел от соприкосновений с кожей Драко — от их переплетённых ног до прижатых друг к другу грудей и, в особенности, членов. О, чёрт возьми, он на самом деле мог умереть от трения гладкого твёрдого члена Драко о его собственный. Этого прикосновения, лёгкого дразнящего давления было достаточно, чтобы свести его с ума от желания. Гарри застонал и прогнал это чувство, подавшись вперёд, потому что впервые они с Драко были совершенно синхронны, прекрасно друг друга понимали, и это всё казалось таким правильным. Одним движением он перевернулся на спину и обхватил ногами талию Драко, заставляя его лечь сверху. Влажно, беспорядочно и отчаянно целуясь, сплетаясь языками, сталкиваясь зубами и разделяя одно дыхание на двоих, они прижимались друг к другу всё сильнее. Драко качнул бёдрами, когда Гарри потянулся ему навстречу. — Ох, чёрт! Он не смог бы продержаться долго. Но ему было плевать. Руки Драко были везде, одна из них скользнула вниз между их разгорячёнными телами, и Гарри было всё равно. Эта рука коснулась его, сжала — и это было всем, о чём он мечтал. Руки Драко были божественны, а всё происходящее — странно, ново и восхитительно. И стало ещё более восхитительно, когда Драко обхватил кулаком оба их члена. Челюсть Гарри отвисла, а бёдра задёргались, вслепую ловя каждую каплю удовольствия, которое дарил ему Драко. И пока Драко двигался в одном ритме с ним, пока стонал и тяжело дышал ему в рот, пока на его лбу выступил пот, пока он всё сильнее краснел от страсти и напряжения, всё это только нарастало, нарастало, нарастало… — Ох, чёрт, Драко! Драко затрясся всем телом от подступившего оргазма, всхлипнул и полузадушено произнёс его имя, а потом горячая, густая сперма — сначала его собственная, а потом и Драко — брызнула Гарри на живот. Всё закончилось так же внезапно, как и началось. Дрожа и чувствуя головокружение, Гарри откинулся на матрас, а Драко склонился над ним. Он был великолепен, словно идеальный сияющий лучик лунного света в тёмной комнате. Из-за всей этой борьбы и спешки Гарри не успел как следует его разглядеть. Пока они оба тяжело дышали и приходили в себя, Гарри с любопытством рассматривал тело Драко: его длинные и худые руки и ноги; кремово-белую кожу, достаточно бледную, чтобы под ней можно было увидеть извивающиеся линии пурпурно-синих вен; лёгкие светлые волосы на груди и ногах; его длинный, тонкий член — набухший, порозовевший и сочащийся смазкой. А потом он долго смотрел на обожаемое лицо: острый нос и подбородок, высокий лоб, серебристые глаза и сочные, соблазнительные губы. — Ты такой красивый, — пробормотал Гарри. Он чувствовал себя немного опьянённым. Глаза Драко оторвались от неторопливого разглядывания тела Гарри, его худощавой груди и кривых шрамов, и он с явным волнением встретился с ним взглядом. — Ты тоже. Гарри потянулся к нему потяжелевшей, уставшей рукой, а Драко попытался наклониться ещё ниже, но просто рухнул на него сверху. Они прижимались друг к другу, обнажённые, разгорячённые, и их сперма остывала на животе Гарри. Он медленно вышел из оцепенения. Когда до него дошла реальность всего происходящего, в его животе зародился тихий утробный смех. Шокированный этим, Драко тоже засмеялся. — Чёрт, это было великолепно, — заявил Гарри. — Точно, — Драко кивнул, и его короткие волосы защекотали грудь Гарри. — Мне понравилось. Нам надо будет это повторить. — Согласен. И, полагаю, мы должны сделать ещё много всего, — деловито добавил Драко. — Подозреваю, мы слишком сильно устанем, чтобы идти завтра на занятия. — Да. Именно. Нам предстоит много чего этой ночью! После того, как Драко помог ему очиститься, они сели на кровати, совершенно не стесняясь своей наготы, и разговаривали о разных пустяках. Было тихо и тепло, а тёмное холодное небо за окном мерцало серебристо-белыми звёздами. Гарри разжёг огонь в небольшом камине, чтобы им не пришлось снова одеваться. — Итак, — наконец спросил он, — как думаешь, может быть, ты уже готов продолжить? Драко кивнул. — Стоит ли нам на этот раз попробовать настоящее проникновение, а не просто до предела тереться друг о друга? — Да! Это было бы восхитительно. Я с нетерпением жду, когда ты окажешься внутри меня. — Заткнись, мерзавец. Они снова поцеловались; этот поцелуй был уже не таким страстным, но не менее прекрасным. Медленно, с нарастающим напряжением, они целовали и облизывали губы друг друга. Драко пососал язык Гарри, и от этого по всему его телу пробежала волна удовольствия — она добралась прямо до члена, который уже скоро снова стоял, готовый к следующему раунду. — Ляжешь на спину? — Точно. Ага, — Гарри лёг, и его сердце забилось быстрее при виде Драко, нависнувшего над ним. Он склонился над Гарри, начал покрывать поцелуями его шею, а потом спустился на грудь и прервался, чтобы слегка мазнуть языком по соскам, заставляя Гарри стонать. — Так? — спросил Драко. Гарри кивнул, он улыбнулся и продолжил сосать, целовать и даже покусывать чувствительные места. Он двинулся дальше, оторвав губы от его кожи только в тот момент, когда добрался до члена и застыл прямо над головкой, готовый продолжить в любую секунду. — Хочешь, я…? — Нет, — сквозь смех ответил Гарри. Он хотел. Очень, очень сильно хотел ощутить губы Драко на своём члене. Но ещё больше он хотел кое-чего другого, и прямо сейчас он был полон решимости это заполучить. — Я, наверное, кончу через три секунды, если ты это сделаешь. — Хорошо. Тогда потом, — Драко одарил его застенчивой ухмылкой, а затем наклонился ниже, чтобы поцеловать бёдра Гарри и развести их в стороны. Гарри решительно раздвинул ноги, освобождая место для Драко, и позволил ему устроиться там. Робко и осторожно Драко провёл пальцем вверх и вниз между его ягодиц. Гарри ахнул. Ощущалось совсем не так, как он ожидал! — Порядок? — Ага. Пробормотав заклинание, Драко смазал пальцы и уставился на Гарри, обдумывая стоящую перед ним серьёзную задачу. Они смотрели друг другу в глаза, и Гарри уверенно кивнул, давая ему разрешение продолжить, довести всё до конца. С невыносимой медлительностью и осторожностью Драко протолкнул палец в анус Гарри. Он прокручивал его, двигал им вперёд и назад, погружаясь всё глубже и глубже, в то время как Гарри морщился и тяжело дышал. — Как ты? — Странно. Не плохо, просто… непривычно. — Постарайся расслабиться. Я пока не буду делать ничего другого. То, как Драко смотрел на свою руку, такой сосредоточенный и такой серьёзный, почти заставило Гарри рассмеяться. Это действительно помогло ему расслабиться. На лице Драко была такая напряжённая гримаса, словно он смотрел на задания из экзамена по Зельеварению, а не отверстие в заднице Гарри. Драко был полон решимости сделать всё правильно. По мере того, как Драко двигал пальцем внутри него, а Гарри всё больше расслаблялся, странность ощущений отступала на второй план. Теперь это было приятно. Может быть, даже хорошо. — Дай мне знать, когда я её найду, — сказал Драко. Бросив быстрый взгляд наверх, он улыбнулся Гарри. — Я делал это только сам с собой, так что не совсем уверен. — Когда ты найдёшь что? — со смехом спросил Гарри. — Что ты там ищешь у меня в заднице? — Твою… — сбитый с толку, Драко уставился на него. — Твою простату? Что же ещё? — А, точно, — он бегло просмотрел посвящённый этому раздел в книге, и Рон тоже упоминал о чём-то таком. Но всё же он знал о простате только то, что она по какой-то причине важна. — Я мало знаю о том, что это и на что оно похоже. — Ты…? — Драко разинул рот от удивления, но тут же сменил выражение лица. — Подожди, сейчас найду. Гарри поморщился, вздрогнул и тихо хихикнул, когда Драко согнул палец и стал прощупывать внутренние стенки, словно какой-то агент на особо важном задании. Он выглядел таким серьёзным! Таким настойчивым! Гарри не мог не поддразнить его. — Драко Малфой! Неуловимый охотник за простатой Гарри По… Ох, блять! Волна удовольствия прокатилась по всему его телу, и на секунду ему показалось, что он вот-вот кончит. Этого не произошло, но, когда Драко вновь потёр подушечкой пальца то место, ощущение только усилилось, и он позволил себе погрузиться в него, бессвязно постанывая. — М-м-м, — ухмыльнувшись, протянул Драко. — Вот она. — Не будь таким самодовольным, — выдохнул Гарри. — Я вовсе не самодоволен! — парировал Драко, но, когда Гарри застонал и сжался вокруг его пальца, поправился: — Ладно, если только немножко. — Перестань самодовольничать и засунь ещё один палец! — Драко добавил второй, а затем и третий палец и растягивал Гарри, пока тот не покрылся испариной, задыхаясь и умоляя о большем. — Я готов. Драко. Я хочу попробовать прямо сейчас, — они сели ровно и поцеловались. — Как ты хочешь это сделать? Может, мне встать на колени? — Нет. Э-э… — Что? — Может, побудешь сверху? — Сверху? — Гарри засмеялся и толкнул Драко в плечо. — Что, хочешь спихнуть всю работу на меня? — Вроде того? Нет, на самом деле, — честно и немного озабоченно признался Драко. — Я боюсь, что причиню тебе боль. — Ох. — Что я слишком сильно увлекусь и не смогу остановится, даже если тебе будет больно. — Драко, — Гарри покачал головой и постарался не рассмеяться ещё сильнее. — Ты же не пещерный человек. Ты не станешь просто… засовывать и вколачиваться! — Да, но я никогда этого не делал? А что, если я поддамся страсти момента? — Страсти момента? Драко, взволнованный, продолжал спорить. — Так в книгах пишут! Тот, что сверху, всегда обещает не спешить, но как только всё начинается, он забывает о своих обещаниях и говорит что-то вроде «я должен двигаться»! Я не хочу так с тобой поступать. Он нервничал. По-настоящему, сильно нервничал. Это поразило Гарри, и он почувствовал себя дураком, потому что не заметил этого раньше. Вся серьёзность Драко, его в прямом смысле деловой подход к прелюдии были порождены одолевавшими его нервозностью и неуверенностью. Гарри нашёл это ужасно милым и захотел сделать всё возможное, чтобы успокоить нервы Драко. Он прижался к его губам в долгом сладком поцелуе. — Я не думаю, что ты на это способен. Я тебе доверяю, — сказал Гарри, толкнув Драко спиной на кровать и нависнув над ним. Мысленно он отметил, что потом надо будет поинтересоваться у Драко, какие такие книги он читает. — Но если тебе от этого станет легче, то хорошо, мы можем сделать это так. Гарри наколдовал смазку и несколько раз провёл ладонью по члену Драко, возвращая ему полную твёрдость. Он оседлал его бёдра. Приподнялся. Обхватил пальцами основание члена и направил его к своему входу. — Готов? Драко кивнул. В его глазах, когда он смотрел на Гарри, горели ласковые искорки. Значит, вот и всё. Гарри медленно опустился вниз, пока головка члена не прошла через кольцо мышц. Драко был внутри него. Они занимались сексом. И было это не то чтобы великолепно, если честно. Гарри чувствовал боль, жжение и натяжение. Член оказался большим. Совсем не таким, как пальцы, и гораздо больше. Это нужно было принять, к этому нужно было привыкнуть. Пот выступил у него на лбу и груди, а эрекция ослабла от боли и прилагаемых усилий. Он поморщился, задержал дыхание и опустился ещё ниже. Становилось легче, когда он лёгкими круговыми движениями вращал бёдрами. Мало-помалу он принимал Драко в себя. На протяжении всего этого медленного процесса Драко не пошевелил ни одним грёбаным мускулом. Гарри, хоть и был увлечён своей задачей и сосредоточен на ней, отважился-таки взглянуть на Драко. Тот был молчалив и неподвижен, тяжело дышал через нос, зажал между зубов нижнюю губу и внимательно за ним наблюдал. Ещё немного, ещё один рывок, и Гарри полностью опустился на член Драко. Он вздохнул, хватая ртом воздух. По-прежнему было больно. И жгло. Эта заполненность казалась странной. — Ты в порядке? — Драко осторожно погладил руками его бёдра. — Ага, — ответил Гарри. — Мне просто нужна минутка. — Не торопись. Гарри кивнул, слишком утомлённый, чтобы много говорить, и закрыл глаза. Боль начала понемногу утихать. Если бы только он мог расслабиться, эти ощущения не были бы такими ошеломляющими. Мышцы его бёдер мелко задрожали, когда он выпрямился и сделал несколько глубоких, ровных вдохов. Вскоре он почувствовал, как внутренние стенки, которые тисками стиснули член Драко, расслабились и затрепетали вокруг него. Это было… ох. Хорошо. Уже лучше. Уже… — Блять! Нет-нет-нет-нет! Его глаза распахнулись как раз вовремя, чтобы увидеть, как Драко, с красным и мокрым от пота лицом, зажмурился и простонал. На его лице одновременно отразились наслаждение и боль. Гарри почувствовал, как в него хлынула горячая жидкость. Он моргнул. — Ты только что…? — Блять. Блять, мне так жаль! Это было ужасно и грубо, но Гарри ничего не мог с собой поделать. Он рассмеялся. Громко. Всё было просто чертовски прекрасно! Они были в полном беспорядке, и это было прекрасно! Как он мог подумать — даже на секунду — что Драко его не хочет? Драко был так увлечён им, так возбуждён, что Гарри смог довести его до такого состояния, даже не двигаясь! — Ты не двигался! Я не двигался! Никто из нас не двигался, Драко! Как ты смог от этого кончить? — Ты такой узкий! Такой… ох, забудь! — Драко закрыл лицо руками, не в силах выдержать на себе внимательный взгляд. — Слезь с меня, чтобы я мог убежать в Запретный лес и прятаться там до тех пор, пока кентавры не съедят меня и не избавят от страданий. — Нет! — Гарри наклонился и оставил несколько нежных поцелуев на локтях Драко. — Ты драматичный идиот! У нас только что был первый секс! Убери руки, чтобы я мог нормально тебя поцеловать, пожалуйста? Драко, надувшись, выглянул из-за своих ладоней. Гарри поцеловал его. Засмеялся. Снова поцеловал. И это вызвало смущённую улыбку на румяном лице Драко. Это зрелище было лучше всего, что ему доводилось видеть за всю свою жизнь. — Я люблю тебя. — Я… — глаза Драко расширились. — Поттер! Ты не можешь сказать это сразу после того, как я полностью провалился в том, чтобы тебя трахнуть. Мне не нужна любовь из жалости! — Она не из жалости, придурок, — он закатил глаза и слез с члена Драко. Делать это было гораздо легче, чем насаживаться на него. Головка выскользнула из его ануса с громким хлюпаньем, и оттуда потекла струйка спермы. О, это было… неожиданно. Странно. Действительно нелицеприятно. Но Гарри отказывался стыдиться из-за этого и не позволял стыдиться Драко. — И ты не провалился. Мы успешно потеряли девственность друг с другом. — Да, всего за двенадцать секунд, — проворчал Драко. — Потому что я, очевидно, обладаю выносливостью докси. — Ты не виноват в том, что я бог секса, а моя задница — волшебный дар, способный заставить мужчин преклонить колени. — Ну и кто из нас самодовольный! Тебе не хватает того, что ты уже Избранный и Мальчик-Который-Выжил? Ладно, — он сел и поцеловал Гарри в щёку. — Ты бог секса, — затем в другую. — Твоя задница просто волшебная, — и, наконец, запечатлел сладкий поцелуй у него на губах, а потом отстранился, обхватив лицо Гарри своими ладонями. — И я тоже тебя люблю. Когда они посмотрели друг другу в глаза, Гарри почувствовал себя совершенно спокойным, счастливым и прозревшим. Никакой паники. Никаких нервов. Никакого ползучего беспокойства о том, что всё пойдёт не так. Он получил всё, чего хотел, и это желание теперь сияло в нём твёрдо и уверенно. Они снова привели себя в порядок и легли на постель, крепко обнявшись. Они долго разговаривали. Целовались. Постепенно уставали. А потом был третий раунд: Гарри лежал на спине, заполненный и несдержанно стонущий, а Драко входил в него мягкими толчками, они целовались и всё время шептали друг другу поддерживающие глупости. «Да», и «боже», и «это прекрасно», и «я люблю тебя». И после этого, убрав с подрагивающего живота Гарри следы спермы, Драко обнял его и пробормотал в полусне: — Это было гораздо лучше.

Читайте также:  Лучший подарок для мужчины жена

Источник статьи: http://ficbook.net/readfic/9808207/25669802

Adblock
detector